Отрывки из романа Олега Селедцова «Страсти по Сергию»


К 700-летию со дня рождения Преподобного Сергия Радонежского.


«В лице Преподобного Сергия русский народ сознал себя; своё
культурно-историческое место, свою культурную задачу…
получил историческое право на самостоятельность».
о. Павел Флоренский.

Мы продолжаем разговор на тему: «Преподобный Сергий Радонежский в моей судьбе», в котором участвуют священники, миряне, деятели культуры, все, в чьи судьбы однажды тихим и добрым стуком постучался Игумен Земли Русской Сергий Радонежский.

Сегодня мы публикуем отрывки из романа Олега Селедцова «Страсти по Сергию».

Опять дорога. Длинная, бесконечная, русская дорога, которая обязательно приведёт в лавру к преподобному Сергию. А иначе и быть не могло. Иначе просто не бывает. Наши пути пишутся не в графиках, планах и маршрутных листах. Наши пути начертаны на небесах, у Божьего престола, где стоит, смиренно склонившись пред славой Христовой наш молитвенник, наш заступник, наш игумен. Игумен земли русской.

Отче Сергие, моли Бога о нас.

+ + +

Вот, несколько женщин из числа постоянных паломниц затеяли читать акафисты. Доброе дело. Акафист – молитва сильная, действенная. Подхожу, вслушиваюсь. Сергию Радонежскому, конечно.

«Видящи вся Россия и иныя страны данною тебе, преподобне отче Сергие, благодатию Божиею с верою к святым твоим мощем приходящим и скорое вспоможение, удивляются…»

Да, это правда. Со всей России и из стран других не перестают течь к лавре Сергия ручейки веры. Чего только нет в этих ручейках. И боль, и страх, и отчаяние, и надежда последняя, и детское наивное упование. Власть не поможет. Не до нас властям. У них своих забот выше крыши: как из кресел своих не выпасть, как на новый срок переизбраться, как очередную привилегию не потерять. А ещё дом новый стоит недостроенный. А ещё жена пилит, что в отпуск опять Турция или Египет, а давно бы уже пора на Мальдивы. Ну, и всё такое. До нас ли им, родимым?

Доктора не помогут. По утвердившейся легенде доктор российский да ещё и коллега его по несчастью российский же учитель – самые нищие, бедные и обездоленные люди в стране. Им свои бы семьи как-нибудь прокормить. А пациенты пусть благодарят, что вообще принимают их и диагнозы правильные иногда ставят.

Психолог не поможет. Астролог и гадалка на наших бедах жируют. Поп не поможет, потому что буржуй.

Где же наше утешение? Кто исцелит? Кто раны уврачует? Кто уму-разуму научит?

Сергий. Игумен российский. Святой человек. Собиратель Руси. Молитвенник предивный.

Тут я уже не ёрничаю. Любит русский народ своего покровителя. Любит. Это правда. Шесть веков почитают на Руси Радонежского чудотворца. Перечитайте, к примеру, Шмелёва, как ходили к Сергию на богомолье наши прадеды полторы сотни лет назад. Вот и сейчас не иссякает поток паломников в подмосковный город, как бы он не назывался, Сергиев ли Посад или Загорск. И тот, кто притекает с верой, настоящей, искренней, горячей, обязательно получает просимое: «яко молитвою твоею прокаженнии очищаются, слепии прозирают, хромии ходят и разнообразных недуг с верою притекающии здравие улучают».

Поют женщины акафист, стараются. Не хористки они, семинарских навыков не имеют. И голоса так себе. Но не голосами поют. Нет. Душой, сердцем. Не молитва это, нет. Сердечный плач. Только присмотрись, увидишь, как стекает с исстрадавшегося сердца русской женщины горькая слеза всей её жизни горемычной. А следом течёт слеза радости. Честное слово, радости. Ведь детей подняла-вырастила. Непутёвых? И за это сердечко поболит-поплачет. А кому Бог деток не дал? Всё одно – по грехам нашим. За всё слава Богу! Всё перетерпим. Всё примем. Потому доля такая наша. Русская. Женская. И Русь – женщина. Всю жизнь терпит и страдает. И радуется о Боге, о святых своих тоже, конечно. Радуется. И мы радуемся с ней. И чудотворец радуется, ОТТУДА на нас глядя. И поём ему, радуясь и страдая, страдая и радуясь, поём, как самому близкому, родному: Радуйся!

« Радуйся, скорбящим скоропредстательный утешителю…

Радуйся, немощей телесных и душевных немздоприемный исцелителю…

Радуйся, грозд винный, питающий нас и веселящий…

Радуйся, розго Христа лозы истинныя, мног плод в пособие православным творящая…

Радуйся, молитвою твоею Российстей стране победы на противныя подаваяй…

Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный Чудотворче».

Тихо и незаметно на рассеянных вокруг аварийного автобуса паломников опустилась июльская ночь.

Отче Сергие, не остави нас.

+ + +

Вот она. Лавра! Слава Богу, я не первый раз здесь, но всегда волнуюсь и радуюсь, как ребёнок, подъезжая к могучим стенам, неприступным башням и открывающимися за ними синей колоколенке, с золотой короной наверху, небесным с золотыми же звёздами куполам Успенского собора и, конечно же, Троице.

Всё знакомо здесь. Всё родное. Я полюбил Лавру, когда ещё ни разу здесь не был. Как это? Очень просто. Люблю Шмелёва. Каждым Великим постом перечитываю его «Лето Господне» и особенно «Богомолье». И вместе с героем этой расчудесной повести сколько раз ходил в лавру из Москвы пешком или на знаменитой резной тележке.

Люблю ехать в лавру на утренней воскресной электричке. Народу не так много, как в будний день. Можно спокойно сеть к окошку и изучать пробегающие мимо станции: Лось, Мытищи, Заветы Ильича, Пушкино, Софрино, Абрамцево, Хотьково и даже Семхоз. И вот вокзал Сергиева Посада. Колокольный звон от Троицы слышен уже здесь.

Лавра. Вот она родная. Другой мир. Другая вселенная. Сюда без трепета душевного и не входи лучше. Здесь всё живёт святостью, всё дышит святостью. И не надышишься этим… святым. Всё иное здесь. Светлое. Святое. Точно и не было никогда и не могло быть долгой изнурительной дороги с многочисленными поломками автобусов, не было злой, бессонной ночи с клопами и «лунатиками», не было искушений недавнего раннего утра. А были, всегда были только эти древние храмы, эти святые монахи, эти светлые богомольцы. И Сергий. Обязательно Сергий. Он здесь, не в мощах, нет. Живой. Ходит где-то по дорожкам лавры, молится за нас убогих.

Не верите? Это правда. Надо только внимательно прислушаться, только всем сердцем всмотреться. Ну? Разве не видите? Вот он! Сергий.

Разговор на тему: «Преподобный Сергий Радонежский в моей судьбе» будет продолжен. Ждём ваши рассказы, очерки, размышления и воспоминания.


Читайте также: